православные песни

главная >> дневник паломника >> День второй 18.05.10
День второй 18.05.10

Видя развалины и склад техники в храме, не верил в возможность возрождения монастыря, как признался автору этих строк, нынешний мэр Козельска, а тогда председатель колхоза имени Кирова Иван Богачев. Колхозные земли граничили с монастырскими. И монахи, трудно восстанавливая обитель, по словам Ивана Михайловича, "от души и сердца" работали и со своей землей. Результат поразительный: "Если мы на наших землях собирали по 25 центнеров с гектара, то монастырь - по пятьдесят!". Первые годы восстановления Оптиной были временем чудес. И там почти не удивились приезду космонавтов, которые, оказалось, засняли из космоса сияние, вздымающееся именно над этой дивной точкой на земле. На увеличенной фотографии можно было различить поднимающуюся обитель и скит. Но чудеса чудесами, а монашеский подвиг потому и зовется подвигом, что не многим он по плечу. В открывшуюся пустынь слетелось немало вдохновенных "молитвенников" - остались возросшие духовно, окрепшие вместе с родным монастырем. Трое братьев Оптиной пустыни, имена которых стали известны всей России - иеромонах Василий, инок Ферапонт и инок Трофим, - тогда были вроде бы одними из многих, а оказались избранниками Божиими.
На Страстной седмице один из московских священников (кандидат физико-математических наук, капитан дальней авиации) размышлял в проповеди о том, что сегодня для нас всех характерен общий грех - отсутствие благородства: в словах ли, делах ли. Забылось за последние долгие десятилетия, что мы все благого рода - христианского.
Трое Оптинских братьев отличались удивительным благородством даже во внешности. Безмолвный инок, сибиряк о. Ферапонт поражал какой-то нездешностью - то ли изящный венецианский паж, то ли, как ахали художники, "Тициан - точеные скулы, ярко-голубые глаза и золото кудрей по плечам". Его стремительный, сверкающий щедрой радостью земляк о. Трофим, бывший общим любимцем монастыря, местных жителей и паломников, все делал настолько красиво, что им против воли любовались: "На трактор садится, будто взлетает... На коне летит через луг. Красиво, как в кино". Художник, которого о. Василий попросил написать икону своих небесных покровителей - благоверного князя Игоря Черниговского, святителя Василия Великого и Василия Блаженного, - мысленно беседовал с ним. "Да, отец, в тебе есть благородство и мужество князя. Тебе, как Василию Великому, дан дар слова. И тебе дана мудрость блаженного, чтоб скрыть все эти дары". Одарены же все три брата были богато. У отца Ферапонта (в миру Владимира Пушкарева) был великий талант учиться новому. Он, лесник по образованию, чего только не делал в монастыре, а уж резал кресты для пострига с фигурой Спасителя так, что художники учились у него. Отец Трофим (Леонид Татарников) умел все.

 

творческое объединение
"От сердца к сердцу"

расписание поездок

отчет